Как университету выпустить больше ста онлайн-курсов за два года и не сойти с ума

С момента основания в конце 2017 года Центр онлайн-обучения в Балтийском федеральном университете им. Канта выпустил 110 курсов, на которые записались более 160 тысяч студентов. Директор центра, доктор философских наук Владас Повилайтис, рассказал, как университету собрать команду для производства онлайн-курсов, какие соображения учесть перед их созданием и как бороться с неизбежными ошибками.

Сбор команды

Это прозвучит очень банально, почти как рекламный слоган, но главное — это команда, которая создает онлайн-курсы. Это люди, объединенные общим видением, общей идеей и способные в одни моменты брать ответственность на себя, а в другие — делиться ею. При этом история про успех — это всегда история про четко поставленные цели, про ответственность и про делегирование. Даже у самой хорошей команды ничего не получится, если она не понимает, что делает и к чему идет.

Сбор команды — это достаточно жесткий процесс. Мы набираем людей, которые конкурируют между собой на этапе собеседования и отчасти продолжают конкурировать внутри коллектива. Здесь не идет речи о благодушии и встрече нескольких прекрасных натур: здесь речь идет о работоспособности. Общий посыл состоит в следующем: нужно работать эффективно и правильно, и с учетом вечного дефицита ресурсов в образовании, нужно выработать алгоритм того, как эти ресурсы тратить наиболее эффективно. Что касается конкретики, то для сбора такой команды надо всегда работать с теми, кому это интересно. Вообще идея, что мы кому-то заплатим и они сделают все как надо, тупиковая, потому что как только людям перестают платить, они перестают делать, а многие даже не начинают. Поэтому надо искать тех, кому это интересно, и поддерживать эту мотивацию, в том числе финансово.

Команда Центра онлайн-обучения БФУ им. Канта на конференции Stepikon-2019

Создание онлайн-курсов

Для успешного запуска онлайн-курсов университету важно учесть три соображения.

  1. Целевая аудитория — это студенты, а не администрация или преподаватели. Главная ошибка вузов — делать курсы такими, чтобы они нравились администрации и преподавателям. Но это лишь отчасти правильно: внешняя экспертиза нужна, но надо понимать, что коллеги — это специалисты, которые помогают делать контент лучше, в том числе проверяют его на наличие ошибок и неточностей. Но кого мы учим? Мы учим студентов. Очень важно осознать, что онлайн-обучение рассчитано не на докторов наук, а на бывших школьников. Оно должно быть доступным и понятным. Не надо бояться быть проще, при этом не упрощая материал. Надо стараться быть услышанным и ориентироваться на реальную аудиторию.
  1. После разработки жизнь онлайн-курса только начинается. Как только вы создадите онлайн-курс и разместите его в интернете, вы столкнетесь с необходимостью его модернизировать. В техническом плане курс должен быть сделан максимально просто и дешево, чтобы любой преподаватель, не привлекая дорогостоящее оборудование и студию, мог обновить и перезаписать материалы, сделать их более современными. Курс — это не теле- или кинопродукт, он постоянно модернизируется, обновляется и правится, он живет.
  2. Самое главное в онлайн-курсах — это лектор. Цифровая среда меняется, производство онлайн-курсов становится более дешевым, и мы уже сталкиваемся с ситуацией, когда главной статьей расходов становится лектор. Будут смотреть контент или нет, зависит не от того, сколько денег вы вложили в его производство, а от того, какой человек стоит перед камерой. Главной продающей и обучающей силой онлайн-курса является преподаватель, соответственно, он и должен быть главной статьей расходов. Нельзя заменить преподавателя, его знания и харизму спецэффектами или анимацией — получится слишком дорого, глупо и бессмысленно.

В этом смысле у онлайн-курсов много общего с курсами вполне себе очными: и там, и там есть преподаватели, к которым на первой паре в субботу полная аудитория набивается, а есть те, на лекцию к которым и силой не загнать. Поэтому мой совет: инвестируйте не в студии, а инвестируйте в преподавателей, в их профессиональный рост, уверенность в себе, мотивацию. Важны не только денежные, но и символические инвестиции: нужно, чтобы человек ощущал уважение, значимость, востребованность.

Конечно, должны быть красивая картинка, чистый звук и качественная методическая работа, но опыт показывает, что все это не заменяет лектора, а лишь обрамляет его.

Есть такое выражение — «говорящие головы», то есть люди, которые о чем-то вещают с экрана. Все говорят, что это позапрошлый век, что они никому не нужны, но статистика показывает: видео с «говорящими головами» лучше удерживает аудиторию, чем то же самое видео, с той же самой информацией, но без них. Если человек в кадре говорит эмоционально, умно, с юмором, то он заменяет гигантский бюджет по спецэффектам.

Борьба с ошибками

Ошибки неизбежны, поэтому наша задача — сделать так, чтобы они нас не убили. Обычно ошибки возникают из-за того, что у тебя есть некое представление о том, как все должно быть, и оно кажется очевидным. Но на самом деле ты даже не замечаешь, что это просто конструкция, которую ты для себя создал, и она слабо соотносится с реальностью. Предубеждения, которые выдаются за факты, очень распространены.

У нас такого было много. Допустим, это идеи, связанные с оформлением и дизайном. Раньше мы достаточно много денег тратили на брендирование роликов, например на заставки, потому что казалось, что все от нас этого ждут. Однако опыт, даже большой, не всегда подсказывает правильные действия. Новые технологии так устроены, что они регулярно предлагают новые решения, которые часто просто обнуляют старую практику.

При этом я бы сказал, что эпик фэйлы случаются лишь при неправильном подходе к работе, когда ты делаешь раз и навсегда и не допускаешь возможности корректировки. Если ты утверждаешь некий план и идешь по нему до конца, а потом обнаруживаешь, что в определенный момент свернул не туда, но уже слишком поздно — это и есть эпик фэйл. Решение заключается в том, чтобы даже после небольшого шага показывать результат потенциальной аудитории, заказчику. Это позволяет уточнять траекторию и избегать этих самых эпик фэйлов. У нас сейчас их нет не потому, что мы стали сильно умнее, а просто потому, что стараемся говорить с людьми и прислушиваться к тому, чего они хотят.

Директор Центра онлайн-обучения БФУ им. Канта Владас Повилайтис на конференции EdCrunch-2019

О проекте «Современная цифровая образовательная среда в РФ»

Как бы там ни было, но многие передовые решения в России идут от государства: что образование, что вакцинация, что электрификация. Понятно, что они продвигаются теми способами, которые привычны властям, но это не уменьшает их положительной значимости. В данном случае появление проекта «Современная цифровая образовательная среда в РФ» сродни электрификации, потому что это не просто распространение навыка работы с компьютером или интернетом, а создание цифровой образовательной инфраструктуры.

Дело в том, что интерфейс для взаимодействия человека и цифровой среды — это, на самом деле, только верхушка айсберга. Сейчас появилась гигантская образовательная цифровая инфраструктура, которой раньше не существовало, она была создана с нуля. И я искренне уверен, что никто, кроме государства, не в состоянии эту инфраструктуру построить, потому что она требует гигантских финансовых ресурсов. Я бы не сказал, что государство создает ее идеально, но кроме него нет ни одного игрока, который был бы на это способен. Это большая инвестиция в модернизацию, в будущее, а также попытка трансформировать образование в базовых, фундаментальных вещах.

В этом смысле проект «Современная цифровая образовательная среда в РФ», как и все проекты по конструированию будущего, во многом строится вслепую, ведь мы не знаем, какие форматы будут популярны, куда шагнут технологии и так далее. Но то, что государство осознало цифровизацию образования как что-то необходимое, — это факт. Когда мы начинали работать два-три года назад и предлагали цифровые услуги, цифровое образование, то запроса на это извне не было. Мы объясняли, как это полезно и как это можно использовать, и люди с опаской, но соглашались.

Сегодня есть уже довольно большой запрос. Например, недавно на наши курсы по риторике навалилось несколько сотен человек, которые непонятно откуда взялись и начали все активно смотреть и комментировать. Оказалось, что это школьные учителя, которым порекомендовали пользоваться ресурсами проекта «Современная цифровая образовательная среда в РФ», и они выбрали наши курсы. Причем кое-кто сделал это добровольно. Это говорит о том, что система начинает работать. 

Цифровая среда будет меняться, в том числе способы хранения и передачи информации, форматы ее существования. Но несомненно то, что цифровая среда перестает быть дополнением и становится частью кровеносной системы обучения. Электронное обучение становится обязательным сопровождением очного. Это позволяет преподавателю всегда быть в контакте со студентами. Считается, что очные занятия дают контакт и контроль, но на самом деле оказывается, что цифровые методы дают гораздо больше и того, и другого. А при использовании смешанного обучения у студента просто не остается шанса увильнуть. У него всегда есть возможность написать преподавателю, получить консультацию одногруппников: он не может сказать, что чего-то не знал или что-то не получил. У него всегда есть возможность повторить, подтянуть, обсудить на форуме.

Цифровая образовательная среда может очень поддержать тех, кто готов учиться и прорываться к знаниям. Она даже не для сильных — она для тех, кто хочет стать сильным.

Источник.